ТЕРНОВА Т.А. О собрании сочинений А. Мариенгофа

PostDateIcon 22.01.2014 09:27  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3574

Своей «словесной походкой» А. Мариенгоф, наконец, пришел к читателю: об уникальном поэте и долгожданном осуществлении — выходе собрания сочинений поэта-имажиниста

Mariengof-4Собрания сочинений того или иного автора — всегда специфические издания. Возникают они, по преимуществу, по академической инициативе. Но бывают и удивительные исключения. Так можно сказать о недавно вышедшем собрании сочинений поэта-имажиниста Анатолия Борисовича Мариенгофа. Появление этой работы вызвала потребность читательская, горячее желание компетентных любителей творчества поэта. Анатолий Мариенгоф — уникальное имя в истории отечественной литературы ХХ века. Писатель, который принадлежал к первому литературному ряду в своей эпохе, чью уникальную «словесную походку» отмечал его близкий друг, Сергей Есенин, вскоре оказался если не забыт, то отвергнут, причем не столько литературным миром и читателями, сколько идеологами от литературы. И не важно, кто лично внес вклад в это забвение: Б. Лавренев со статьей «Казненный дегенератами», Г. Устинов с фрагментом остро критического по отношению к имажинизму и А. Мариенгофу материала «Литература наших дней» — но трагическое забвение произошло.
А между тем творчество А. Мариенгофа эпохе не только не противоречило, но и отражало ведущие тенденции в ней. Это можно сказать о содержательной стороне его текстов. Автор явно не чуждался эпохи. В его текстах — гротескный образ красного террора. Он одним из первых вывел на страницах своих «Циников» образ нэпмана. Ему удалось в пределах того же крайне небольшого по объему романа показать всю палитру отношения к революции. Он писал о Великой Отечественной войне и ее героях. На его страницах находят место «вечные» темы любви, дружбы и предательства… А. Мариенгоф опредметил в своей литературной работе все актуальные эстетические тенденции времени. Стихи его, с их сложной рифмовкой, представляют разные варианты поэтического эксперимента. Проза фрагментарна и кинематографична. Она же предвосхищает тенденцию «нового автобиографизма», продолженную в «мовизмах» В. Катаева и развившуюся в современной литературе, в прозе С. Довлатова и М. Веллера. Слог А. Мариенгофа орнаментален…
Выход в свет собрания сочинений А. Мариенгофа не просто назрел, он стал актуальной смысловой и эстетической потребностью эпохи начала нового столетия, эпохи очередного пересмотра ценностей. Именно современным читателем А. Мариенгоф может быть по-настоящему прочитан полностью. Не только в смысле самой возможности ознакомиться с редкими книгами, многие из которых не переиздавались, но и в смысле объективности, толерантности к разному А Мариенгофу. А он и был разным. Эстетический хулиган Мариенгоф поэтических произведений первых лет его литературной известности, к слову, и пришедшей почти мгновенно, и скептик — свидетель (почти как А. Блок) революционной эпохи, и умудренный летами и опытом дидактик-драматург времени Великой Отечественной войны. Разным — и в стилевых своих поисках и ориентирах: от авангардности первых его литературных работ до реализма последних. Разным — но и единым в своей творческой сути: думающим, глубоким, ищущим. Может, не всегда находящим, забредающим в дебри и впадающим в противоречия (и в жизненной практике, и в эстетике), но всегда размышляющими и индивидуальным.
Так что выход собрания сочинений А. Мариенгофа — одно из наиболее ожидавшихся событий, реализация одного из затаенных читательских желаний, которое было осуществлено на базе издательств «Терра» и «Книговек» в рубрике «Библиотека «Огонек»». Редактор издания — молодой исследователь творчества А. Мариенгофа Олег Демидов. Он же выступил как автор комментариев. В издании объединились усилия О. Демидова и писателя Захара Прилепина. Вот что пишет Прилепин о совместной работе: «…в течение трех месяцев Демидов, как сыщик, носился по стране, по архивам и извлекал …тексты. С миру по нитке мы, постоянно переписываясь, собирали информацию — где и когда какие тексты появлялись, где их можно найти. Демидов был сыщиком, а я составителем, раскладывал все по нужным томам, как по корзинам. Я проделал работу по предисловию, написал большое эссе про Мариенгофа» (Захар Прилепин о том, как издать собрание сочинений любимого писателя // Воздух // vozduh.afisha.ru/books/zahar-prilepin-o-tom-kak-izdat-sobranie-sochineniy-lyubimogo-pisatelya/).
Издание открывается обширным предисловием Захара Прилепина. Эта работа является не первым его обращением к творчеству А. Мариенгофа. Наиболее известно его эссе об имажинисте «Великолепный Мариенгоф» в сборнике «Terra Tartarara: Это касается лично меня» (2009). Обращение к творчеству А. Мариенгофа (и не только: в сфере интересов Прилепина личность и творчество Л. Леонова, современных авторов) мотивировано позицией писателя: «Стыдно писателю всю жизнь водить хороводы вокруг себя самого…» (Захар Прилепин: «Стыдно писателю всю жизнь водить хороводы вокруг себя самого…» // Московский книжный журнал. 8.08.2013 // morebo.ru/interv/item/1375910389218).
Вступительная статья Прилепина к собранию сочинений Мариенгофа интересна тем, что она удивительно многослойна: литературоведчески профессиональна, фактографична, личностна. Мариенгоф предстает в ней и как литератор во всей специфике его таланта, и как человек с присущими ему страстями. И в каждой фразе работы звучит эпоха: даже две эпохи — время творчества Мариенгофа и наше сегодня, расставляющее (хочется надеяться) все по заслуженным местам, восстанавливающее литературные иерархии и литературные репутации. «…слава Есенина — действительно, огромная уже при жизни, — вовсе не затмевала уверенной известности Мариенгофа», — замечает Захар Прилепин. «Ему мучительно подражали молодые поэты — наследники имажинистов, которые как грибы росли в первые послереволюционные годы по городам Советской России», — нельзя не согласиться с этим тезисом, вспомнив об эстетических оригиналах 20-х гг.: биокосмистах, фуистах, экспрессионистах и персонально — Ипполите Соколове, Борисе Дерптском, Сусанне Мар… И еще: думается, представить так писателя, как сделал это Захар Прилепин, мог только писатель, создав не только обзор творчества Мариенгофа, но и самостоятельное разностильное собственное произведение — прозу писателя о писателе.
Разный Мариенгоф и представлен во вступительных статьях трех томов собрания сочинений по-разному. В начале второго тома звучит исследовательский голос финского ученого, автора глубокой научной работы — монографии по творчеству А. Мариенгофа «Денди. Монтаж. Циники» Томи Хуттунена. Он не случайно вписывает прозу Мариенгофа в актуальную литературную тенденцию, отмечая, что «свои переходом к прозе …Мариенгоф отражает известный исторический процесс в русской литературе — переход от поэзии к прозе и сближение их языков». Главным литературным результатом деятельности автора Хуттунен считает роман «Циники» с его оригинальной фрагментарной формой, афористичным слогом, не исключающими актуальный сюжет и глубокий психологизм в обрисовке характеров.
Третий том собрания открывается предисловием пензенского ученого Валерия Сухова, известного своим непреходящим интересом к творчеству земляка и популяризатора его литературной работы. Уход Мариенгофа в драматургию воспринят критиком как естественный момент его творческой эволюции, тем не менее, не уводящий автора от значимых для него тем (возможности максимальной творческой реализации, отношений с властью, предательства) и образов (шута, поэта, пророка). Выбрав в качестве эпиграфа фразу самого А. Мариенгофа «Моя биография — это мои пьесы», В. Сухов подчеркивает, что пьесы в большой степени стали для их автора способом выражения собственной личности, собственной позиции, собственных человеческих и творческих чаяний.
Итожит том статья критика А. Колобродова. Наиболее субъективная из опубликованных материалов, наиболее эмоциональная, она вовлекает в споры о личности и творчестве Мариенгофа, которые, как и несколько эпатажный слог материала Колобродова, наверное, оказались бы по душе спорщику и «цинику» А. Мариенгофу.
Таким образом, перед нами не просто собрание сочинений, а целостная работы, по сути, реализованная посредством текстов самого автора концепция его творчества. Из замысла трех томов работы вырисовывается момент творческой эволюции А. Мариенгофа: от поэзии начала его работы (первый том) — к прозе (второй) — и драматургии (третий). Эта эволюция оказывается обусловленной эстетическими требованиями эпохи, трансформацией собственных взглядов автора. Несмотря на то, что в собрание сочинений не вошли сценарии и работы А. Мариенгофа с соавторами, впечатление о творчестве литератора создается завершенное, целостное.
Издание, несомненно, необходимо как для тех, кто впервые открывает для себя творчество оригинального автора первой половины ХХ века, так и для искушенных читателей, в руках которых оказываются наряду с ранее широко опубликованными редчайшие издания поэзии, прозы, драматургии замечательного литератора, А. Б. Мариенгофа.

Т. А. Тернова,
доктор филологических наук, Воронежский гос. университет

Нравится