Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

30308552
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
2286
9575
57755
28181571
165902
340337

Сегодня: Нояб 17, 2018




ТРУБЧАНИНОВ Юрий

PostDateIcon 04.02.2014 18:08  |  Печать
Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3390

ТРУБЧАНИНОВ  Юрий Александрович

(1942-2011)

TrubchaninovYТалантливый поэт-лирик, беззаветно преданный поэзии С. Есенина. Поэт самодеятельный, так как специального литературного образования не имел.
Проживал в посёлке Тимирязевский Челябинской области.
С творчеством своего кумира Юрий познакомился в 1959 году, семнадцатилетним пареньком, во время туристического похода по Уралу, когда на одном из ночных привалов его руководитель читал наизусть стихи С. Есенина. Они глубоко запали ему в душу и во многом определили его призвание. С тех пор он сам стал писать стихи.
Юрий Александрович прошёл большую жизненную школу. Первое время трудился разнорабочим на стройках, в колхозах, геологоразведочных партиях, затем учился в пединституте, работал в школе, в районное газете. Но где бы и кем бы он ни работал, всё свободное время писал стихи и всё больше о С. Есенине. Не расставался он с поэзией своего любимого поэта и во время службы в армии в холодных северных широтах.
Его стихи печатались в газетах Челябинской, Курганской, Рязанской областей, а также в Москве, Санкт-Петербурге, Мурманске, Липецке, на Украине. Они помещены в поэтических сборниках «Цветы Есенину», «В созвездии Есенина» и других.
К 100-летию со дня рождения поэта Ю. А. Трубчанинов преподнёс своеобразный подарок — написал и посвятил ему сто стихотворений. Дважды, в 1995 и в 1997 годах, он приезжал в село Константиново.

Trubchaninov 

Были у него две заветные мечты — издать свои стихи отдельным сборником и ещё раз побывать на родине своего любимого поэта. Хочется надеяться, что найдется кто-нибудь, кто поможет осуществить первую из них — издать сборник стихотворений этого замечательного поэта.

По есенинской тематике им создано около 200 стихотворений, и все они, как правило, подкупают своей искренностью, лиричностью и красотой. Некоторые его стихотворения положены на музыку. Композитор А. Н. Ермаков — руководитель широко известного песенно-инструментального ансамбля «Радуница» Государственного музея-заповедника С. А. Есенина — написал на его стихотворение «Есенинский вальс» музыку, и теперь песня с таким названием находится в репертуаре как этого коллектива, так и ансамбля «Русская песня» Рыбновского дома культуры.

Есенинский вальс

Над землёй опускается вечер,
И дорожная пыль улеглась.
Обнимая друг друга за плечи,
Мы танцуем есенинский вальс.

Не расстанемся мы до рассвета,
Пусть вовсю голосят петухи.
Словно голос живого поэта,
Зазвучали напевно стихи.

Рядом с нами берёзки и клёны
В золотом окружении нив.
Мы глядим друг на друга влюблено
Под лирический нежный мотив.

Разметал ветерочек осенний
Нашу грусть, как листву у крыльца,
А родимый до боли Есенин
Наполняет любовью сердца.

Не кончается сказочный вечер,
Хоть и зорька на небе зажглась,
Потому что звучит бесконечно
Нам с тобою есенинский вальс.
 
Рождение Есенина
           Родился я с песнями в травном одеяле.
           Зори меня вешние в радугу свивали.
                                             Сергей Есенин.
В краю,
Где утренний туман
Над голубой рекой клубился,
В избе крестьянской мальчуган,
Как ясный месяц,
Народился.

В труде и в песнях быстро рос
Он, как цветок неповторимый,
Среди задумчивых берез,
Среди полей необозримых.

По лужам бегал босиком,
Валялся на душистых травах.
Ночами звездными тайком
Мечтал он о грядущей славе.

Родимым воздухом дыша,
Со всеми был он прост и ласков.
Его пытливая душа
Вбирала солнечные краски.

Он чутким сердцем написал
О том в заветную тетрадку.
Как клен малюсенький сосал
Земную грудь зеленой матке.

Пускай в мальчишеской строке
Еще не та звучала сила,
Но, отраженная в Оке,
Его звезда уже всходила

Есенин в Питере
           Говорят, что я скоро стану
           Знаменитый русский поэт.
                           Сергей Есенин.

В холодный город над Невою,
Где всех поэтов не объять,
Он с золотистой головою
Приехал славу добывать.

И в этом недоступном граде
Он  «с легкой блоковской руки»
Из ученической тетради
Печатал первые стихи.

С неиссякаемым азартом
Во время сумрачных тревог
Все разом выставил на карту
Рязанский светлый паренек.

Весь город с восхищеньем слушал
Стихи залетного юнца,
Кто покорял людские души
И завораживал сердца.

Он многих лирою растрогал
И синевой пытливых глаз.
Вела кратчайшая дорога
Поэта прямо на Парнас.

Не раз Сергей в местах публичных
Стихи читал,
Частушки пел
И будто среди звезд столичных
Кометой яркой пролетел.

Есенин на Востоке
          Я сюда приехал не от скуки…
                               Сергей Есенин.

Он всей душою рвался на Восток,
Где пела свои песни Шахразада,
Где в свежих струях ванская прохлада,
Где был обсыпан розами порог…
Вот потому он рвался на Восток.

Его манил к себе персидский край.
Там лунный свет,
Там небо голубое.
Там все дышало счастьем и любовью,
В садах цветущих настоящий рай…
Не зря манил его персидский край.

Он не был в той загадочной стране,
В которую стремился без оглядки,
Но с думою о нежной персиянке,
Он создал образ милой Шаганэ,
Хотя и не был в сказочной стране.

Пусть на Босфоре он не побывал,
Но все же познакомился с Востоком,
Воспев его с невиданным восторгом,
Его в цветущих красках рисовал,
Пусть даже на Босфоре не бывал.

Там написал он лучшие стихи.
Любовь и розы  —  в каждой его строчке,
Как светлый мир святой и непорочный,
Всем горестным раздумьям вопреки,
Создал он там прекрасные стихи.

В краю цветов о родине скучал
И, находясь в объятьях персиянки,
Не раз вздыхал о дальней северянке,
И чувствовал щемящую печаль,
Когда о ней и родине скучал.

Родство
        «Поэты все единой крови…»
                            Сергей Есенин

Ты не родня Есенину, но всё же
Россия вам — единственная мать.
Тебя могу я называть Серёжей,
Ну а его Володей называть.

Я никогда в стихах не суесловлю.
Досталась вам нелёгкая стезя,
И потому единой, русской кровью
Вы связаны, как близкие друзья.

Вы в разных временных пространствах жили,
И каждый шёл дорогою своей.
Но всё равно вас рядом положили:
Так отпускают верных сыновей.

Вы оба стали совестью народа,
Нас приобщая к миру и добру.
И потому на кладбище, у входа,
Для вас букеты свежие беру.

В честь вас, мои любимые поэты,
Я все цветы в Москве скупить готов,
Но мне нужны два солнечных букета
Ничуть не увядающих цветов.

Иду к тебе, Володя, и к Серёже,
Неся в душе земную благодать.
Ты не родня Есенину, но всё же —
Россия вам — единственная мать.

Пребывание в Ташкенте
                 Синь тюркская, прощай!
                               Сергей Есенин

В узбекской столице в ту пору весеннюю
Было теплей,
Чем у нас на Руст.
Когда восхищенному взору Есенина
Струилась с небес несказанная синь.

И город, повсюду нарядно расцвеченный,
По-дружески душу ему распахнул,
Чтоб гость из России,
С тоскою повенчанный,
Не в грусти,
А в радости в нем отдохнул.

Вставала заря «красношерстной верблюдицей»,
Как хлопок пушистый, вверху облака.
Поэт забывал про московские улицы
С недремлющим оком всесильной ЧеКа…
Недолго он был здесь:
Чуть больше полмесяца,
Но в жизни короткой — значительный срок,
Коль часто ему потом снился и грезился
Заманчивый, дивный, цветущий Восток.

Как будто он здесь снова встретился с юностью,
Набрался невиданных творческих сил.
Душа наполнялась не бледною лунностью,
А светом,
Как в небе прозрачная синь.

Обрел он себе здесь приют и спасение,
Что вспыхнуло сердце счастливым огнем!
Ташкентские улицы помнят Есенина,
И не забывают ташкентцы о нем.

Сила поэзии
              Умершие чуют живых…
              Сергей Есенин.

Пьянею от чудных стихов я
И весь наполняюсь теплом,
Когда с негасимой любовью
Читаю есенинский том.
И в полдень,
                  и позднею ночкой,
И в ранний росистый рассвет
Я каждой лирической строчкой,
Как пламенем ярким согрет.
От чтения буря затихла,
И ветра не слышится стук.
Склонясь над раскрытою книгой,
Я слышу чарующий звук.
Весною и в знойное лето,
И в осень, и лютой зимой
Звучит во мне голос поэта,
Как будто он рядом со мной.
Над нами свет звездный
                                    струится
В полночной глухой тишине.
Подобное может присниться
В красивом безоблачном сне.
Дрожат от волнения руки,
Стихи я, как песни, пою.
В них строчек волшебные звуки
Вливаются в душу мою.
Меня освещает и греет
Магической музыки свет,
И я становлюсь с ним добрее,
Каким был любимый поэт.
Дает он мне новые силы,
Как путнику чистый родник.
Наверно, поэт из могилы
Почуял меня в этот миг…

ВЕНОК ЕСЕНИНУ

В школьном  музее
В краю, где море ураганом вспенено
И ветер воет, словно ошалев,
В музее школьном с именем Есенина
Звучит стихов лирический напев.

Ревет пурга… А там в уютной комнате
К ребятам обращается поэт:
«Вы все, конечно, помните…»,
И каждый добрым словом обогрет.

Хотя поэта нет на Дальнем Севере,
Где рядом Ледовитый океан,
Но детство начинается с Есенина
У тех неугомонных северян

К его стихам они лишь прикасаются,
Но в их душе сильней клокочет кровь.
С поэзии великой начинаются
И Вера, и  Надежда, и Любовь…

Поэт им стал помощником в учении
И песней у походного костра.
Его стихи для них не развлечение,
А первый шаг в мир света и добра.

Наполненные ярким озарением,
Глаза детишек радостно горят.
И счастье  начинается с Есенина
У славных росляковских есенят.

В пос. Росляково, что в 20 км от Мурманска, 5 окт. 1971 г. в шк. № 3 был открыт Литературный музей «Есенинская комната». Это  первый школьный музей поэта не только в России, но и в бывшем СССР. Его организатор и руководитель — «Отличник народного просвещения», преподаватель русского языка и литературы Валентина Евгеньевна Кузнецова.
 
Необычная экскурсия

Такое представить мне трудно
И зреньем,  и памятью всей,
Когда необычная группа
Неспешно приходит в музей.

Совсем необычные гости —
Незрячая группа девчат —
В руках путеводные трости
Негромко по  полу стучат.

Открыты здесь каждому двери,
Встречают здесь всех, как родных,
Но все же директор растерян,
Увидев пришельцев слепых.

Что делать?  Не знает хозяин
В нелегкий мучительный час.
Тут все надо видеть глазами,
Тут все экспонаты — для глаз.

И все же, собравшися с духом,
Он начал с лирических строк:
«Да ставь ты скорее, старуха,
На стол самовар и пирог!»…

Стихи зазвучали… Есенин
Стал солнцем среди темноты.
Слепые девчата  в музее
 С восторгом разинули рты.

Как будто волшебная сказка
Явилась в тот радостный миг,
Когда им в причудливых красках
Открылся есенинский мир.

Они словно сразу прозрели
От света рязанских берез,
Что даже создатель музея
Не мог удержаться от слез.

Стал розовым, белым и синим
Для них вечно пепельный цвет,
И виделся самым красивым
Невидимый взору поэт.

Музей Есенина на украинской земле

Никто любви к поэту не отнимет.
Немало всюду у него друзей.
Успешно в самостийной Украине
Работает есенинский музей.

Хоть создан он в обычной сельской школе
Для педагогов и учеников,
Но пахнет он рязанским хлебным полем
 И медом константиновских лугов.

Знакомый всем — кудрявый, синеоокий —
Глядит поэт с портрета на стене.
Звучат его лирические строки
С шевченковскою музой наравне.

Не порознь жить, а вновь соединиться
Он каждой своей строчкой нас зовет,
А  современные таможни и границы
Ни сердцем, ни душой не признает.

Пусть злые силы к ссоре нас толкают,
Но здравому рассудку вопреки,
И в украинской школе не смолкают
Есенинские русские стихи.

СПУТНИЦАМ ЖИЗНИ ПОЭТА ПОСВЯЩАЕТСЯ…

АННА САРДАНОВСКАЯ
              «…мне нравилась девушка в белом»
              Сергей Есенин

Девушкой красивой увлечённый,
Мечтал поэт, превозмогая грусть:
«Что я на этой,
Лучшей из девчонок,
Достигнув возраста, женюсь…»

Да и она с мечтой о том же самом,
Переживая жгучую печаль,
О мальчике весёлом и кудрявом
Вздыхала очень часто по ночам.

Исполнилось им только по пятнадцать,
А впереди ждала большая жизнь.
Они, ещё не смея целоваться,
О будущем счастливом поклялись.

Мир им казался розовым и светлым,
Как сон волшебный…
Только наяву
Мальчишку уносило буйным ветром
Из дома деревенского в Москву.

Она выходит замуж за другого,
Коль он вступил в гражданский брак уже,
Но о любви мальчишеское слово
Не угасало в чувственной душе.

Нет, не женился,
Как того хотел он,
И часто в самых шумных кабаках
О девушке красивой в платье белом
Он будет вспоминать в своих стихах.

МАРИЯ БАЛЬЗАМОВА
              «Я страдал… Я хотел ответа.

              Сергей Есенин

В ночной тиши московских улиц
Бродил Есенин не спеша.
Но в даль рязанскую тянулась
Его влюблённая душа.

Но почему так сильно тянет
Очаг домашнего тепла?
Там познакомился он с Маней —
Девчонкой ближнего села.

Он ожидал счастливой встречи.
Разлука нагоняла страх…
Не зря же он увековечил
Девчонку в трепетных стихах.

Откинув золотистый локон
Своей кудрявой головы,
Когда он в комнате убогой
Писал ей письма из Москвы.

А утром убегал на почту,
Когда ещё царила мгла,
Чтоб поскорей увидеть почерк
Девчонки ближнего села.

Пускай ответы шли не часто,
И в том была его печаль,
Он был всегда безумно счастлив,
Когда ответы получал.

Он без неё прожить не мыслил,
Как и без солнца небеса,
И никому подобных писем
Поэт ни разу не писал.

Хоть разошлись у них дороги,
И страсть угасла, как костёр,
Но писем тех далёких строки
Сердца волнуют до сих пор.

АННА ИЗРЯДНОВА
              «Где моё счастье? Где моя радость?..»

              Сергей Есенин

Увидев парня, рассмеялась:
Он показался ей смешным.
Но сердце сладостно сжималось
У ней от каждой встречи с ним.

А эти встречи стали чаще
В водовороте бурных дней.
Она считала светлым счастьем,
Когда Сергей был рядом с ней.

Хотелось им всегда быть вместе
Вдали от толчеи людской.
Он был мальчишкой деревенским,
Она — девчонкой городской.

Потом в большой любви признался
Ей этот скромный паренёк.
Волшебным раем показался
Им их семейный уголок.

И каждый день,
Что с ним был прожит,
Она считала лучшим днём.
Родился сын —
Точь-в-точь Серёжа
Душою, сердцем и умом.

Но время крошит даже камень…
Он дни и ночи напролёт
Стремится с яркими стихами
В свободный вырваться полёт.

И потому она не в силах
Поэта рядом удержать,
Не ей одной,
А всей России
Родился он принадлежать.

Простилась с ним она без злобы,
Смирилась, грусти не тая,
И даже мёртвому у гроба
Шептала с болью: «Я — твоя…»

ЛИДИЯ КАШИНА
              «Мы все в эти годы любили…»

              Сергей Есенин

Богатая помещица…
Но всё же
Ей по душе крестьянский паренёк,
И парень тот по имени Серёжа
Любил к ней приходить на огонёк.

Роскошный дом с присевшим мезонином
Его, как гостя лучшего, встречал,
А лёгкий ветер,
Пахнущий жасмином,
В саду деревья стройные качал.

Сильнее билось сердце у подростка,
Когда ему открылось волшебство,
Что девушка красива,
Как берёзка,
С улыбкой принимавшая его.

Он чувствовал в ней утреннюю свежесть,
И вновь, любуясь женской красотой,
В нём часто вспыхнувшая нежность
С её перекликалась добротой.

С ней был он по-мальчишески наивным…
Пусть судьбы их — на разных берегах,
Но всё ж она любимой героиней
Придёт к нему в поэме и стихах…

ЗИНАИДА РАЙХ
              «Вы помните,

              Вы всё, конечно, помните…»
              Сергей Есенин

Вы помнили,
Вы всё, конечно, помнили:
Его паденья.
Взлёты
И грехи…
Как он, строкою жуткой переполненный,
Писал для Вас прощальные стихи.

Неужто Вы поэта не любили
И не сгорали вместе с ним в огне?
А он, как «лошадь, загнанная в мыле»,
Скакал по сумрачной стране.

Он Вас любил «душой осиротелой»,
Вам посвятил свою «шальную жизнь».
Хотя с другим Вы принялись за дело,
Но всё же он не покатился вниз…

Пусть в кабаке,
Склонившись над стаканом,
Себя вином безжалостно губил,
Но и за горьким водочным дурманом
Свой синий край и Вас не разлюбил.

Что раздарил налево и направо —
На всём лежит суровая печать,
И он своим почти беспечным нравом
Вам доставлял не радость,
А печаль…

С мечтой о Вас сильнее сердце билось,
Он с Вами был в «ударе нежных чувств».
Не потому ль в его стихах струилась,
Как лунный свет,
Лирическая грусть?

Что дал он Вам,
Не промелькнуло мимо,
Надежды свет не умер,
Не погас,
И не чужой,
А близкой и любимой
В стихах прощальных называет Вас.

АЙСЕДОРА ДУНКАН
              «…И какую-то женщину,

              Сорока с лишним лет,
              Называл скверной девочкой
              И своею милой…»
              Сергей Есенин

В любви Есенина к Дункан
Есть романтическое что-то:
Она — клокочущий вулкан,
А он — деревьев грустный шёпот.

Никто назвать их не спешил
Ни женихом и ни невестой.
Он — из берёзовой тиши,
Она — из шумного оркестра.

Две сильных страсти.
Две судьбы.
Две крайних точки:
Плюс и минус.
Но в этой музыке любви
Все ноты их соединились.

На двух различных берегах
Огонь не смог зажечься ярче.
Она — в бальзаковских летах,
А он — ещё почти что мальчик.

К чужим речам он не привык,
И ей был русский звук чужбиной.
Но, видно, есть другой язык,
Связавший женщину с мужчиной…

Всяк был по-своему влюблён,
Да жаль —
Конец обоих горек:
Ей шарф смертельной стал петлёй,
Как у него петля на горле…

Любовь Есенина к Дункан,
Да и её любовь к поэту,
Принадлежит теперь векам,
Мир удивляя чудным светом.

ГАЛИНА БЕНИСЛАВСКАЯ
              «Глупое сердце, не бейся!

              Все мы обмануты счастьем…»
              Сергей Есенин

В ней клокотала,
Как вулкан,
Любовь к Есенину святая,
А между ними —
То Дункан,
То Шаганэ,
А то Толстая…

Он был ей близок и далёк,
Во всём покорный или дерзкий.
Но откровенье нежных строк
Читал не ей,
А Миклашевской…

Не посвятил ей ни строки,
За исключеньем редких писем,
И то:
«Куда послать стихи,
Пока находишься в Тифлисе?»

Она мучительно ждала
Его любви,
Его ответа.
Но вьюга снегом замела
Путь к сердцу милого поэта.

Не раз, наверно, снились ей
Под грустный плач коварной вьюги
И золотая прядь кудрей,
И грудь ласкающие руки…

Она б его уберегла,
Разбив все замкнутые двери,
Когда бы рядом с ним была
Той страшной ночью в «Англетере»…

И он её бы уберёг,
Отдал бы всё,
О чём мечтала,
Когда она взвела курок,
В руке сжимая гладь металла…

Но чуда не произошло
В стране,
Где всяк из нас бессилен…
И сердце пулей обожгло
Ей на есенинской могиле…

НАДЕЖДА ВОЛЬПИН
              «Пусть не сладились, пусть не сбылись

              Эти помыслы розовых дней…»
              Сергей Есенин

И не жена,
И не любовница,
Хоть для неё Есенин — Бог,
А благодарная поклонница
Его чувствительнейших строк.

Сама стихи писала нежные.
Огонь в них страстный бушевал.
Не зря Сергей большой надеждою
Надежду эту называл.

Они порою очень спорили,
Ведя нелёгкий разговор.
Но доставлял лишь горе им
Бесед азартных жгучий спор.

И не считали жуткой низостью,
Увидев лунный свет в окне,
Когда в ночной интимной близости
Сгорали в трепетном огне.

Катился золотистым мячиком
Волны волшебной силуэт,
И одарённейшего мальчика
Послал им Бог на этот свет.

Сейчас их сын живёт в Америке,
Стал видным гражданином США,
Но всё равно к родному берегу
Зовёт мятежная душа.

Она в любви,
Как это водится,
Поэту многое дала.
Пусть не женой,
Пусть не любовницей,
Но другом искренним была.

АВГУСТА МИКЛАШЕВСКАЯ
              «Расскажу про тебя, дорогую,

              Что когда-то я звал дорогой…»
              Сергей Есенин

Назвав «Любовью хулигана»
Ей посвящённый цикл стихов,
Он становился сильно пьяным
От тёплых встреч и нежных слов.

Писать, пожалуй бы, не бросил,
Но мог забыть про кабаки,
Чтоб в отцветающую осень
Касаться трепетной руки.

Вернувшись из далёких странствий,
Оставив пылкую Дункан,
Об «уходящем хулиганстве»
Запел влюбленный «хулиган».

Про «лёгкий стан»,
Про «карий омут»,
И про «волос стеклянный дым»…
Как будто к берегу родному
Приплыл бездомный пилигрим.

А из «запущенного сада»
В полночной сумрачной тиши
Струилась синяя прохлада
И полыхал пожар души.

Не хулиганил,
Не скандалил
Под обновлённый шум ветвей.
Готов идти в любые дали,
Чтоб оставаться рядом с ней.

Его крутило ураганом
Среди родных дерев и нив.
И в грустном цикле «Хулигана»
Тревожный слышался мотив…

«Какая боль, какая жалость!» —
Ей пел,
О прошлом не скорбя.
Так почему не удержала
Она поэта у себя?..

Возможно, в пору листопада
Не стало прежнего тепла,
И «августовская прохлада»
Предзимним холодом была.

А он в ту «чувственную вьюгу»,
Уставшим сердцем присмирев,
Мог попросить любовь и руку,
Чтоб зазвучал иной напев…

Ведь позже он средь гор кавказских
Запел в далёкой стороне
Стихи-жемчужины,
Как сказки,
О несравненной Шаганэ.

Но в моросящую погоду
Не сбылись светлые мечты,
И оставалось два лишь года
Ему до горестной черты…

…Узнав,
Она окаменела,
Себя ругая и кляня,
Что удержать его не смела,
Как та проклятая петля…

О нём безудержно рыдала,
Что не хватало горьких слёз,
И слишком поздно увидала,
Как за окном не увядала
Краса воспетых им берёз.

СОФЬЯ ТОЛСТАЯ
              «И грустно другую любя…»

              Сергей Есенин

Была последняя надежда,
Как лучшей жизни благодать,
Когда он мог всю страсть и нежность
Любимой женщине отдать.

Возможно, с ней сумел бы снова
Покой и радость обрести.
Ведь внучку самого Толстого
Он встретил на своём пути.

Снега и льды на сердце тают,
Когда пожар любви горит.
Да и фамилия — Толстая —
О многом тоже говорит…

Она — из славного семейства
И благороднейших кровей.
Какой бы мог весёлой песней
Запеть рязанский соловей!

Забыл бы прошлые потери,
Затих бы ветер озорной…
…Но в счастье всё же он не верил
С яснополянскою женой…

А почему — судить не смею.
Их тайна — под глухим замком.
Ему бы легче было с нею
Не в графском доме,
А в другом…

А здесь — картины и портреты,
От старца яркие следы.
Всё беспокоило поэта —
От зорких глаз до бороды…

Гостеприимная квартира,
В которой он — случайный гость.
В ней дух творца «Войны и мира»
Входил в него,
Как в горло кость…

Но всё-таки печаль не эта
Его и «мучила и жгла».
Давно в больной душе поэта
Другая женщина жила…

И потому он не увидел
Здесь светлой жизни благодать.
…Оставив всё,
Умчался в Питер
Жестокой смертью умирать…

ШАГАНЭ
              «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..»

              Сергей Есенин

Лирика есенинская — диво,
Хоть любую строчку назови!
А его «Персидские мотивы» —
Гимн святой возвышенной любви.

«Улеглась моя былая рана,
Пьяный бред не гложет сердце мне…»
Лишь прочту,
И словно из тумана
Возникает облик Шаганэ.

Протянув «свои лебяжьи руки»,
«Приоткинув чёрную чадру»,
Она в дни мучительной разлуки
Дарит мне счастливую звезду.

С этим удивительным сияньем,
Чтоб не мог о прошлом я скорбеть,
Мне даёт «красивое страданье»
О любимой женщине запеть.

Нахожусь я в розовом тумане,
Поднимаясь к звёздным небесам,
Если губы «так и тянет, тянет»
К её жгучим чувственным губам.

Будто сон,
В какой нельзя поверить
И какой представить я не мог,
Что моя «задумчивая пери»
«Обсыпает розами порог».

С нею от заката до рассвета
Я сгораю в трепетном огне.
Из стихов любимого поэта
Ближе мне стихи о Шаганэ.

В ней слились
Божественность и нежность,
Потому во сне и наяву
Самую желанную из женщин
Именем есенинским зову.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика