Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

24754477
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
4378
18330
22708
22582799
356921
646231

Сегодня: Окт 17, 2017




БОГОМИЛЬСКИЙ Д. К. Есенин и издательство артели писателей «Круг»

PostDateIcon 23.12.2010 10:47  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3447


Д. К. Богомильский

ЕСЕНИН И ИЗДАТЕЛЬСТВО АРТЕЛИ ПИСАТЕЛЕЙ «КРУГ»

В одно из воскресений августа 1923 года мой сосед по квартире Иосиф Вениаминович Аксельрод со своим товарищем Александром Михайловичем Сахаровым познакомили меня с Есениным, пришедшим к Аксельроду.
Я жил тогда на Рождественском бульваре в доме № 17, кв. 10.
В этот день Есенин прочитал ряд своих стихотворений, из которых мне особенно запомнилось «Все живое особой метой…».
Чтение Есенина потрясло меня. Впоследствии я убедился, что никто, даже такой замечательный артист, как Качалов, не читал стихов Есенина так совершенно, как читал их сам поэт.
В декабре 1923 года Есенин заболел и слег в больницу на Полянке. Я навестил его там вместе с Клавдией Сергеевной Колчиной, работавшей тогда в 1-й Образцовой типографии Госиздата, где работал в то время и я. Мне казалось, что Есенину будет приятно встретиться с людьми из той типографии, где когда-то он сам, будучи еще юношей, работал корректором-подчитчиком (1-я Образцовая типография — это бывшая типография Сытина.)
Есенин прочитал нам написанное им в больнице стихотворение:

Вечер черные брови насопил.
Чьи-то кони стоят у двора.
Не вчера ли я молодость пропил?
Разлюбил ли тебя не вчера? 1

В начале 1924 года Есенин снова появился в нашем доме, бодрый и жизнерадостный. По его состоянию можно было заметить, что поэт над чем-то упорно трудится. Очень скоро стало известно, что Есенин работает над задуманной и лишь частично набросанной им еще до отъезда за границу поэмой «Страна негодяев».
Намерение поэта прочитать поэму было встречено с восторгом, и в один из субботних вечеров собрались у меня на квартире слушать поэта Александр Константинович Воронский, Борис Андреевич Пильняк, украинский писатель Калистрат Анищенко, издательские работники Михаил Ильич Кричевский, Сергей Павлович Цитович, Аксельрод, Сахаров, я и моя семья.
Более сорока лет прошло с тех пор, как Есенин читал у меня свою драматическую поэму «Страна негодяев». И теперь, когда пишу эти строки, мне кажется, что вижу поэта за столом, улыбающегося, наклонившего голову к рукописи и читающего:

Чем больше гляжу я на снежную ширь,
Тем думаю все упорнее.
Черт возьми!
Да ведь наша Сибирь
Богаче, чем желтая Калифорния.
С этими запасами руды
Нам не страшна никакая
Мировая блокада.
Только работай! Только трудись!
И в республике будет,
Что кому надо.

В дни всенародного траура в связи со смертью Ленина я не видел Есенина и очень сожалел об этом, так как на 27 января 1924 года — день похорон Ленина, я получил пропуск на Красную площадь на два лица и мне хотелось, чтобы Есенин пошел со мной.
Пропуск этот при ближайшей встрече я показал Есенину, выразив ему свое огорчение. Тогда же я рассказал ему, когда и при каких обстоятельствах я впервые увидел живого Ленина: это было в начале декабря1911 года в Париже, на кладбище Пер-Лашез, у Стены коммунаров, во время похорон Поля и Лауры Лафарг — зятя и дочери Карла Маркса, когда Владимир Ильич произнес речь на французском языке от имени РСДРП. Есенин очень заинтересовался моим рассказом.
Отрывок из поэмы «Гуляй-поле» — «Ленин» Есенин читал у меня по рукописи до его напечатания. Воронский, среди других слушавший чтение, похвально отозвался об этом отрывке, особенно ему понравилась заключительная часть, и он все повторял:

Салют последний даден, даден.
Того, кто спас нас, больше нет.

Так именно первоначально заканчивался отрывок из поэмы и в таком виде был впервые опубликован в альманахе «Круг», № 3.
7 июня 1924 года я был приглашен на торжественное заседание, посвященное пятилетию Госиздата, состоявшееся в Большом зале Московской консерватории.
Хорошо помню выступление Есенина в концертном отделении этого вечера и прочитанное поэтом стихотворение «Возвращение на родину»:

Я посетил родимые места,
Ту сельщину,
Где жил мальчишкой,
Где каланчой с березовою вышкой
Взметнулась колокольня без креста.

Из моих дальнейших встреч с Есениным в течение летних месяцев 1924 года у меня особенно хорошо сохранились в памяти встречи и беседы в издательстве артели писателей «Круг». Я всячески стремился доказать Есенину неразумность и нецелесообразность изданий его стихов «тощенькими» книжками в разных издательствах, рекомендуя ему отобрать все, что он считает достойным из своих стихов, примерно семь-восемь тысяч стихотворных строк, и передать их в издательство «Круг», которое позаботится о лучшем оформлении объемистого тома собрания его сочинений. Я говорил еще, что с этим планом согласен Воронский, как литературный и политический редактор издательства «Круг».
Правда, ввиду финансовых затруднений, испытываемых тогда издательством, необходимы были кредиты на печать и бумагу. Я сказал Есенину, что если он согласится на рассрочку платежа гонорара до начала реализации тиража книги, то издательство в состоянии будет осуществить намеченный план издания «Собрания сочинений Сергея Есенина».
Прямого ответа на предложение издательства «Круг» Есенин тогда не дал. Однако уже после смерти поэта Николай Петрович Савкин (бывший редактор журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасном») показал адресованное мне письмо Есенина, в котором поэт с большой теплотой и благодарностью принимал сделанное ему издательством «Круг» предложение. Несмотря на то что письмо было обращено ко мне лично, Савкин почему-то не передал его по назначению.
Теперь, в свете новых публикаций, отношение Есенина к сделанному мною предложению издательства артели писателей «Круг» рисуется совершенно ясно. Вот что писал Есенин Г. А. Бениславской: «Чтоб не было глупостей, передайте Собрание Богомильскому. Это мое решение. Я вижу, Вы ничего не сделаете, а Ионову на зуб я не хочу попадать. С Богомильским лучше. Пусть я буду получать не сразу, но Вы с ним сговоритесь. Сдавайте немедленно» 2.
Дело, однако, в корне изменилось после возвращения Есенина с Кавказа в июне 1925 года, когда Госиздатом было предпринято трехтомное собрание его сочинений, ставшее после смерти поэта четырехтомным.
В память наших бесед о «солидном» издании собрания его сочинений Есенин подарил мне свой сборник стихов издания «Круг» со следующей надписью: «Другу, советчику и наставителю Феде Богомильскому с любовью С. Есенин». (Федя — это мой псевдоним в царском подполье.)
Тогда же Есенин подарил мне еще один свой сборник — «Москва кабацкая»: «Федя! Я тебя, милый друг, помнить буду. С. Есенин» 3.
Из других встреч с Есениным этого же периода мне вспоминается встреча в ресторане «Крыша» (Б. Гнездниковский пер., 10), где также присутствовал Маяковский. Инициатором этой встречи был Н. Н. Накоряков, который жил тогда в этом же доме.
Летом 1925 года (примерно в июне месяце), придя в издательство «Круг», где в то время занимал должность заведующего (по совместительству), я по обыкновению зашел к Воронскому в редакцию журнала «Красная новь», которая находилась тогда в том же помещении, что и «Круг», в Кривоколенном переулке, 14.
Побеседовав со мною о делах издательства, Воронский сообщил мне, что в письме, полученном им из Сорренто, Алексей Максимович Горький очень интересуется судьбой Есенина и просит выслать ему новые стихи поэта.
Об этом разговоре с Воронским я сообщил Есенину при встрече с ним, рекомендуя ему отправить Горькому все, что он найдет у себя из своих стихов. Видимо, Есенин тогда и написал свое известное письмо к Горькому.
После беседы с Воронским я отправил Алексею Максимовичу в Сорренто очередную партию книг, выпущенных издательством «Круг» за последние месяцы, среди которых была и книга Есенина «Стихи (1920-1924)».
В сопроводительном письме я информировал Алексея Максимовича о некоторых обстоятельствах, связанных с деятельностью издательства артели писателей «Круг», членом которой состоял и А. М. Горький.
В ответном письме от 9 августа 1925 года А. М. Горький писал: «И — уж будьте любезны, пришлите еще стихи Есенина». И далее: «…разрешите искренне похвалить Вас: хорошо издаете, и книги хорошие»4.
Просьба Алексея Максимовича прислать еще стихи Есенина объясняется, возможно, тем, что он хотел иметь еще один экземпляр книги поэта издательства «Круг», а может быть, имелись в виду другие издания стихов Есенина.
В Москве не было ни одной редакции журнала, которая бы с нетерпением не ожидала новых стихов Есенина, чтобы предоставить им свои страницы. Особенное нетерпение и ревность проявлял Воронский — тогда редактор двух журналов: «Красная новь» и «Прожектор».
Мне представляется уместным сказать здесь несколько слов о той фальшивой версии, имевшей одно время распространение в некоторых литературных кругах, что будто бы Воронский недоброжелательно относился к Есенину. Это абсолютный вздор. Воронский искренне любил Есенина и высоко ценил его дарование. Именно ему, Воронскому, принадлежит мысль о том, что Есенин, отходя от имажинизма, все более и более приближается к Пушкину.
Не помню, зафиксирована ли эта мысль в какой-либо из статей Воронского, но мне лично в разных вариантах не раз приходилось слышать это его высказывание.

Примечания:

Богомильский Давид Кириллович (1887-1968) — издательский работник.
Воспоминания впервые напечатаны в первом издании настоящего сборника. Печатаются по этому тексту; написаны в 1964 году.

1 Первая строфа стихотворения «Вечер черные брови насопил…» (II, 143).
2 Из письма Есенина Г. А. Бениславской от 11-12 мая 1925 года (V, 164).
3 Оба сборника Есенина с дарственными надписями Богомильскому хранятся в Государственном литературном музее.
4 Из письма М. Горького в издательство «Круг» («Архив А. М. Горького», т. X. — В сб.: «М. Горький и советская печать», кн. 2. М., 1965, стр. 24).



«Воспоминания о Сергее Есенине». М.,
«Московский рабочий», 1975 г., с. 336-341

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика