Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

22521028
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
5067
23507
135561
20189463
554135
648994

Сегодня: Июнь 25, 2017




ЛАРИОНОВ Д. Дом поэта

PostDateIcon 16.01.2013 10:06  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3184

Дмитрий ЛАРИОНОВ

Дом поэта

В 2012 году в Нижнем Новгороде был обнаружен дом, в котором жил замечательный поэт, драматург и писатель Анатолий Борисович Мариенгоф.

24 июня 2012 года исполнилось 115 лет со дня рождения и 50 лет со дня смерти поэта, драматурга, писателя Анатолия Борисовича Мариенгофа. Осенью 2013 исполняется ровно 100 лет с момента переезда его семьи из Нижнего Новгорода в Пензу.

Не правда ли, забавно, что первый младенческий крик мой прозвенел в Н.-Новгороде на Лыковой Дамбе.
Случилось это в 1897 году в ночь под Ивана Купало…

(А. Б. Мариенгоф. «Развратничаю с вдохновеньем»)

Цветок «Великолепный Мариенгоф»

Анатолий Борисович Мариенгоф был широко известен и… не знаменит. Его полного собрания сочинений нет до сих пор. Многие стихотворения и пьесы, такие как: «Наследный принц», «Белая лилия» — до сих пор не опубликованы.
Переизданную прозу писателя «поставили на конвейер» лишь в последнее десятилетие. Сегодня ее можно приобрести практически в любом книжном магазине. Зачастую в продаже встречаются лишь три романа: «Циники», «Бритый человек» и «Роман без вранья». Наибольшую известность среди русских читателей получил последний.
С. Есенин и А. Мариенгоф. Москва, 1919 г.Воссоздав образ своего века, Мариенгоф задумывал произведение как часть книги «Бессмертная трилогия» — мемуары, включающие в себя две другие единицы: «Мой век, мои друзья и подруги» и «Это вам, потомки!». Мемуары не только о дружбе с великим поэтом Сергеем Есениным, но и о своем времени, всем — светлом и горьком, что было в жизни.
Мариенгоф — родоначальник русского имажинизма, яркая фигура в литературе первой половины XX столетия. Годы его поэтического успеха: 1919–1926, время литературно-богемных скандалов, издания поэтических книг: «Кондитерская солнц» (1919), «Магдалина» (1920), «Руки галстуком» (1920), «Стихами чванствую» (1920), сборник статей «Буян остров» (1920) и многих других.
Некоторые считают его литератором средней руки, оставившем талантливые воспоминания о своем друге с послевкусием зависти. Другие — что именно дружба с великим Есениным не дала ему окончательно кануть в лету, третьи и вовсе о Мариенгофе ничего не слышали. Интернет, несомненно, дал его творчеству второе рождение. Не первый год существуют сайты и сообщества, посвященные поэту.
«О Мариенгофе хочется сказать — великолепный. Тогда его имя — Великолепный Мариенгоф — будет звучать как название цветка», — тонко подметил Захар Прилепин. Отрадно, что семя этого цветка начало прорастать в Нижнем Новгороде. Прорастать в доме, из окон которого виден неприглядный задний фасад одного из самых красивых зданий главной улицы города — доходного дома Чеснокова-Кудряшова.

«Живем мы на Большой Покровке…»

Анатолий Борисович Мариенгоф родился 24 июня 1897 года в сердце провинциальной России — губернском городе Нижний Новгород, где и прошли первые 16 лет его жизни. Семья поэта — отец Борис Михайлович, мама Александра Николаевна и младшая сестра Руфина, жила на главной нижегородской улице — Большой Покровской.

А. Мариенгоф с отцом, матерью и сестрой Руфиной, Н. Новгород. 25.03.1907 г.
А. Мариенгоф с отцом, матерью и сестрой Руфиной, Н. Новгород. 25.03.1907 г.

В мемуарах, повествуя о своем рождении, Мариенгоф приводит слова матери:
«Вспоминая в своем кругу исторический для Нижнего Новгорода год, мама всегда говорила:
— В 1897-м и наш Толя родился. В ночь под Ивана Купала. Когда цветет папоротник и открываются клады.
Для нее, конечно, из всех знаменательных событий того года мое появление на свет было наиболее знаменательным».
Приезд императора Николая II на Всероссийскую выставку, безусловно, стал для Нижнего событием.
Большая Покровская — самая оживленная улица верхней части города. В дореволюционной Приволжской столице она считалась дворянской, с множеством торговых лавок и магазинчиков, монополек и клубов, пущенной в 1896 году трамвайной линией. На Покровке располагались Никольская, Покровская и Лютеранская церкви — ни одна из них до нашего времени не сохранилась. «Церквей в Нижнем Новгороде было вдосталь, и мы поспевали в одну, другую, третью. В каждой съедали кусочек просфоры — это тело Христово — и выпивали ложечку терпкого красного вина», — вспоминает Мариенгоф в романе «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» тот случай, когда он, будучи четырехлетним ребенком, вместе со своей старухой-няней во время великого поста несколько раз в день принимал таинство святого причастия.
Прошедшие десятилетия не затмили в его памяти приезд в Нижний великого чешского скрипача Яна Кубелика. Выступление состоялось в 1909 году в одном из клубов на главной улице города. Здесь, на Большой Покровской, взяв маму за руку, 12-летний Толя невольно ловил перестуки подкованных копыт и горластые оканья краснощеких уличных торговок.
После окончания частного пансиона, в 1908 году, он был переведен в Александровский дворянский институт. Мечтавший расхаживать в длиннополом мундире и в суконных брюках юноша поступил в учебное заведение благодаря мягкотелости отца, по настоянию маминой сестры. Первая публикация — небольшое стихотворение, вышла в журнале «Сфинкс», единственный экземпляр которого Мариенгоф издал вместе с институтцами, обучаясь в третьем классе. Будучи студентом, он часто посещал Николаевский драматический театр, где наблюдал за игрой любимца нижегородской публики Якова Орлова-Чужбинина. Находящийся под впечатлением от «Гамлета», будущий писатель даже купил костяной череп, который долгое время лежал у него на письменном столе. Субботние зимние вечера зачастую проходили на обнесенном снежной стеной Чернопрудском катке, где для отдыхающих играл духовой оркестр.
Спустя несколько десятилетий он напишет: «Мой город дорог мне, мил и люб таким, какой был при разлуке, — почти полвека назад: высокотравные берега, мягкий деревянный мост через Волгу, булыжные съезды, окаймленные по весне и в осень пенистыми ручьями. Город не высокорослый, не шумный, с лихачами на дутых шинах и маленькими веселыми трамвайчиками — вторыми в России. Они побежали по городу из-за Всероссийской выставки <…> пусть уж таким и останется в памяти мой родной город, мой Нижний. Пусть!»

«Домовладение № 10»

О родителях Анатолия Мариенгофа известно крайне немного. Сведения в Сети зачастую представляют собой всего лишь несколько строчек, в основном следующего содержания: «…в молодости они были актерами, играли в провинции, позже оставили театр…» или «…родился в семье обеспеченного еврея-выкреста, врача, у которого была врачебная практика в Нижнем Новгороде. Его мать и отец происходили из разорившихся дворянских семейств…» В Центральном архиве Нижегородской области на мой запрос о каких-либо упоминаниях о семье Мариенгофа, предоставили информацию с копий различных документов, на основе которых, о родителях писателя теперь можно сказать подробнее.
Александра Николаевна Мариенгоф (урожденная Хлопова) — нижегородская купеческая жена Бориса Михайловича Мариенгофа. Их брак был зарегистрирован 26 сентября в 1894 году — указано в «Посемейном списке мещан Н.Н. за 1895 год». В Нижнем Новгороде Александре Николаевне принадлежал деревянный одноэтажный дом с мезонином, находившийся в первой Кремлевской части, как сейчас бы сказали, в самом престижном месте города. В 1910 году его стоимость составляла 301 рубль. Ей же принадлежал деревянный дом на Мызе — 3 участок, № 664.
Борис Михайлович Мариенгоф — закончил привилегированное учебное заведение в Москве. В 1885 году отбывал воинскую повинность, будучи зачисленным в ратники ополчения. Был перечислен из мещан города Митавы (губернский город Курляндской губернии) в Нижегородское купечество, и 4 мая 1894 года новокрещен в Нижнем Новгороде. В Нижегородском ежегоднике «Адрес-календарь за 1911 год» в алфавитном указателе жителей Нижнего Новгорода указано, что Борис Михайлович Мариенгоф являлся торговцем, проживал по адресу: улица Большая Покровская, дом № 10.

ул. Большая Покровская, 10 «В»
ул. Большая Покровская, 10 «В»

Однако не стоит путать его с доходным домом Кудряшова-Чеснокова (улица Большая Покровская, 10/7), так как в настоящее время дому, в котором жили Мариенгофы, добавлен литер и его сегодняшний адрес — Большая Покровская, № 10 «В». Это несмотря на то, что в техническом паспорте эти два дома именуются как «домовладение № 10».
Тот факт, что Мариенгоф жил именно в нем, подтверждает фрагмент письма младшей сестры писателя, Руфины Борисовны Судаковой, урожденной Мариенгоф. В письме, адресованном краеведу, основателю и первому директору музея Максима Горького, Алексею Ивановичу Елисееву, содержится эскиз дома и соседствующих зданий. Путь к дому и сам подъезд Руфина Борисовна указала стрелками.
За время своего существования дом № 10 «В» пережил пока первый и единственный капитальный ремонт. По данным технического паспорта, решение о капитальном ремонте с реконструкцией было принято в конце 1979 года, сдача объекта осуществлена в декабре 1982 года. На время ремонтных работ жильцы переехали в маневренный жилой фонд. Спустя три года большинство из них вернулись в прежние квартиры. Итогом ремонта являлась внутренняя перепланировка — так на одной лестничной площадке вместо прежних четырех квартир стало шесть, кроме чего была произведена надстройка одного этажа по заднему фасаду здания.

Лестница в подъезде этого дома
Лестница в
подъезде этого дома

В подъездах, по словам старожилов дома, входные двери были распашные, обиты слоем войлока. Типичная планировка: пол из дубового паркета, коридор, гостиная с угловой изразцовой печью, кухня с русской печью и две смежные комнаты. В теплое время года оконные рамы крепились на круглые крючки, располагавшиеся на карнизе и створках окна. Зимой проветривание комнат производилось с помощью вытяжки в стене, которая закрывалась круглой латуневой заглушкой.
В квартирах по правую сторону лестничных площадок расположение комнат было аналогичным. Лишь в первом (левом) подъезде на третьем и четвертом этажах было четыре 6-комнатных квартиры — две комнаты непосредственно над аркой. Предположительно именно в такой квартире и жили Мариенгофы.
«Наша детская комната отделена от спальни родителей просторной столовой и папиным кабинетом». В тексте, помимо перечисленных четырех комнат, так же можно найти упоминание о пятой комнате — гостиной: «Детство, детство! Таким аптекарским нетающим снегом покойная мама окутывала красноватый ствол рождественской елки. Она стояла посреди гостиной и упиралась в потолок своей серебряной звездой».
В этом доме, весною 1913 года, умерла мать Мариенгофа — Александра Николаевна. Осенью семья переехала в Пензу. Анатолию было 16 лет — он навсегда покинул Нижний Новгород. Впереди сияла непредсказуемая жизнь. Жизнь, о которой он, уже в середине пятидесятых, напишет строки, посвятив их своей жене актрисе Никритиной:

…Как цирковые лошади по кругу,
Мы проскакали жизни круг.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика