Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

30278912
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
2639
12404
28115
28181571
136262
340337

Сегодня: Нояб 14, 2018




Гетманский Э. «Хрестоматия от Пушкина до наших дней»

PostDateIcon 09.11.2016 18:50  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 998

«Хрестоматия от Пушкина до наших дней»
(из коллекции книжных знаков Э.Д. Гетманского)

   Сергей Есенин гармонически сочетал в своем творчестве народную поэтическую стихию языка с традициями истинной и высокой русской классической поэзии. Он внес в конструкцию русского стиха живую органику естественной разговорной речи, самые доверительные интонации ее, а также мелодичность песенных основ. В творчестве Есенина живет свежесть раздольных полей и лесов и непостижимая до конца глубина жизни. Критики относились к творчеству русского гения по-разному, одни причисляли Есенина к новаторам, другие считали слишком традиционным. Писатель Ю. Тынянов назвал его «хрестоматией от Пушкина до наших дней». Есенин неоднократно упоминал о значительном влиянии на него Блока, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Кольцова, Клюева, Белого и других. Но при этом постоянно подчеркивал, что он «Крайне индивидуален». Поэт всецело подчинял свою жизнь поэзии. Нередко на задний план отступали любовь, семья, дом, уют. Б. Зубакин в одном из писем М. Горькому (1926) писал о С. Есенине: «Шло от него прохладное и высокое веяние гения». Есенин писал в 1923 году о своём творчестве: «Слова — это граждане, Я их полководец. Я веду их. Мне очень нравятся слова корявые. Я ставлю их в строй как новобранцев. Сегодня они неуклюжи, а завтра будут в речевом строю такими же, как и вся армия». Есенинская поэзия органично сочетала в себе самые разные уровни русского общественного сознания и художественного опыта. Крестьянский сын Есенин обращался к истокам русской мифологии, использовал языческие и христианские мотивы, воспел и Русь святую, и Русь уходящую, и страну советскую. Оставаясь самобытным поэтом-реалистом, он не обошел художественных исканий символистов и романтиков, пролетарских писателей и авангардистов.

   Есенинская тема в отечественном экслибрисе так же популярна, как и его творчество. В постсоветской России она получила новый импульс. Особенно много графических миниатюр появилось в юбилейном 2015 году, в котором отмечалось 120-летие со дня рождения русского поэтического гения. Свою лепту в экслибрисную Есениниану внес и старейший тульский художник Владимир Чекарьков. Интересен его Chekarkov Tihonenkovaэкслибрис для директора Тульской областной универсальной научной библиотеки Т.В. Тихоненковой. На знаке кроме есенинского портрета читается фраза поэта: «Слово изначально было тем ковшом, которым из ничего черпают живую воду» из его статьи 1918 года — «Отчее слово» (По поводу романа Андрея Белого «Котик Летаев»). Роза Рахлина проживает ныне в израильском городе Реховот. На её экслибрисе художник нарисовал портрет Сергея Есенина и привёл его слова из стихотворения «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель…» (1925):

Если тронуть страсти в человеке,
То, конечно, правды не найдешь.

Chekarkov Trifonov 21   На книжном знаке домашней библиотеки московского библиофила Сергея Трифонова художник изобразил на фоне карты России памятник Сергею Есенину на Есенинском бульваре в Москве. В композицию этой графической миниатюры включены строки из стихотворения поэта «Русь Советская»:

Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

   Конфликт Есенина со своей эпохой — это конфликт «живого» и «железного». В этом и заключалась причина того, отчего поэзия Есенина воспринималась официальной идеологией как чуждая и враждебная. Ощущение своей ненужности выразит Сергей Есенин во всех произведениях, написанных в 1924-1925 годах. Но особенно сильно оно звучит в стихотворении «Русь Советская», написанного поэтом после его возвращения из-за границы и поездки в мае 1924 года в своё родное село Константиново. То, что он увидел в родном селе, настолько поразило поэта, что он, пожалуй, впервые в жизни растерялся и усомнился в своём творчестве, которое вдруг оказалось никому не нужным. Он чувствует себя в собственной стране иностранцем. Поэт надеется на то, что рано или поздно «пройдёт вражда племён», так поэт, вероятно, оценивал поэт Октябрьскую революцию, и тогда он получит возможность воспевать:

Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».

   Памятник Сергею Есенину на Есенинском бульваре, вблизи Волгоградского проспекта, был установлен 3 ноября 1972 года (скульптор В.Е. Цигаль. архитекторы С.Е. Вахтангов и Ю.В. Юров).
Chekarkov Getmanskaja   На книжном знаке «EL memoriam Гетманской З.Б.» художник нарисовал портрет Сергея Есенина и розы. Экслибрис посвящён памяти уфимского врача Зинаиды Борисовны Гетманской, которая закончила свой жизненный путь в Бостоне (Массачусетс, США) в 2015 году. На этом книжном знаке читаются есенинские строки из стихотворения поэта «Мы теперь уходим понемногу…»:

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

   Стихотворение С. Есенина «Мы теперь уходим понемногу…» написано в 1924 году и пронизано духом упадничества и пессимизма. Автор готовится к смерти, хотя напрямую об этом не говорит. Однако он мысленно прощается с дорогими ему местами. Это стихотворение было написано под впечатлением от смерти его лучшего друга Александра Ширяевца, умершего в возрасте 37 лет. Его смерть Есенин воспринял как личную трагедию, сделав из неё выводы: «Может быть, и скоро мне в дорогу».
Chekarkov Schain   Книжный знак «EL профессора Е.Г.Шаина» художник Чекарьков выполнил в 2016 году. Предназначался он для книжного собрания тульского учёного, труды которого посвящены изучению творчества основоположника научной педагогики в России К.Д. Ушинского. На этой графической миниатюре кроме портрета Сергея Есенина и двух целующихся голубей начертано: «Мир для меня делится исключительно только на глупых и умных, подлых и честных». Эту фразу Есенин написал в письме Льву Троцкому. Это письмо не датировано, но известно, что оно написано в разгар так называемого «Дела четырёх поэтов» — С. Есенина, П. Орешина, А. Ганина и С. Клычкова (обвинение в антисемитизме), заведённого 21 ноября 1923 года (ордер 6274) и затем рассмотренного товарищеским судом Союза писателей. Многие материалы этого дела хранятся в частном архиве. Письмо Есенина Троцкому показывает, как был возмущён поэт той обстановкой, которую создали журналисты вокруг него и его товарищей. Главное в этом деле было не личное оскорбление, а то, что бытовой инцидент получил политический характер. Насколько несправедливы были предъявляемые Есенину обвинения, не раз писали современники, хорошо знавшие поэта. Спустя много лет, в 1953 году, поэт и критик Вениамин Левин, писал редактору журнала Сергею Маковскому: «У Есенина не было антисемитских настроений, у него была влюблённость в народ, из которого вышел Спаситель Мира… На канве жизни Есенина расшита ткань трогательных взаимоотношений русского и еврейского народа».
Chekarkov Vagner   Художник Владимир Чекарьков подарил книжный знак раввину Зееву Вагнеру. Он был главным раввином еврейской общины Тулы, президентом научного фонда «Еврейская энциклопедия», заместителем главного редактора «Российской Еврейской Энциклопедии» и иностранным членом «Российской академии естественных наук» (РАЕН). Ныне он проживает в Иерусалиме (Израиль). На книжном знаке раввина изображён еврейский пророк и законодатель, основоположник иудаизма Моисей, и дан портрет Сергея Есенина. В сюжет этой графической миниатюры включёно четверостишье из стихотворения поэта «Религия раба»:

Я знаю, что идя по нужному пути,
Здесь, на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь ведь должен же дойти
Воиcтину к Божественым пределам.

Chekarkov Getmansky 32   Книжный знак «Есениниана Эдуарда Гетманского» выполнен в 2016 году. Он украшает книги по есенинской теме домашней библиотеки тульского историка книжного знака и обладателя самой крупной коллекции экслибрисов в России, которая насчитывает около 50 тысяч графических миниатюр. На знаке видны портреты Сергея Есенина и Эдуарда Гетманского, а также на книжной полке есенинские книги «Радуница», «Голубень», «Русь Советская», «Триптих. Поэмы». Венчают эту графическую миниатюру строки из поэмы «Страна негодяев»:

Я ведь не такой,
Каким представляют меня кухарки.
Я весь — кровь,
Мозг и гнев весь я.
Мой бандитизм особой марки.
Он осознание, а не профессия.

   Последние стихи Есенина были криками отчаяния. Смерть поэта еще более обострила отношение русских к Есенину. Илья Эренбург, писал поэтессе Елизавете Полонской 12 января 1926 года из Парижа: «С Есениным здесь нечто однородное — люди, вчера его травившие, сегодня бьют кулаками в грудь: «национальный поэт» (раньше не заметили). Скажи мне, что это за народ, способный только мастерски хоронить». Великая духовная миссия национального русского поэта ХХ века состоит в том, что он стал фигурой, которая объединяла расколотую надвое русскую литературу ХХ века. Поэт, литературный критик и переводчик Георгий Иванов писал в статье «Есенин» (февраль 1950 года): «На любви к Есенину… сходятся два полюса искаженного и раздробленного революцией русского сознания, между которыми, казалось бы, нет ничего общего… Мертвому Есенину удалось то, что не удалось за тридцать два года большевизма никому из живых. Из могилы он объединяет русских людей звуком русской песни».

Эдуард Гетманский

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика