Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

41872160
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
7296
7718
43984
39736121
180869
320678

Сегодня: Сен 17, 2021




Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

«Голова моя машет ушами / Как крыльями птица»: большое интервью к 125-летию Есенина

PostDateIcon 09.06.2021 19:03  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 785

Анна Грибоедова

«Голова моя машет ушами / Как крыльями птица»:
большое интервью к 125-летию Есенина

Специалисты — о загадках творчества великого поэта

Несмотря на то, что творчество Сергея Есенина изучено, казалось бы, досконально, литературоведы до сих пор делают удивительные открытия. Всего несколько лет назад в Лондоне был обнаружен неизвестный ранее беловой автограф поэмы «Пугачёв». В честь 125-летия со дня рождения поэта Анна Грибоедова поговорила об этой и других находках с представителями Есенинской группы Института мировой литературы имени А.М. Горького (ИМЛИ) РАН — руководителем группы Натальей Шубниковой-Гусевой и одним из её сотрудников Светланой Серёгиной.

Анна Грибоедова: Над чем сейчас работает Есенинская группа ИМЛИ РАН?

Наталья Шубникова-Гусева: Мы продолжаем работу над «Есенинской энциклопедией», в основу которой положена концепция великого национального русского поэта, имеющего мировое значение. К 125-летию со дня рождения Сергея Есенина подготовлен первый выпуск энциклопедии — «Памятные места. Литературная география». В него вошли 353 статьи о 445 реальных и литературных топонимах, географических местах, непосредственно связанных с именем Есенина и отражающих его представление о мире, обществе и родной культуре.

Эта работа является частью многолетней программы «Есенин академический» и вбирает сведения из Полного собрания сочинений поэта в 7 томах (в 9 книгах, 1995–2001) и Летописи жизни и творчества Есенина в 5 томах (в 7 книгах, 2003–2018) с их огромным сводом материалов о местах пребывания, выступлений, путешествий поэта, о географических местах, отражённых в его произведениях, их источниках и контекстах. Кроме того, в энциклопедию вошли новые архивные материалы и разыскания.

Анна Грибоедова: Что нового и интересного найдут читатели в этой книге?

Наталья Шубникова-Гусева: Кроме рассказа об известных есенинских местах — Константиново, Рязань, Кузьминское, Москва, Петроград, Киев, Крым, Ялта, Нью-Йорк, Париж, Брюссель, Венеция и многие другие, — читатели получат полезные и интересные сведения о малоизвестных, порой уже не существующих топонимах: об упомянутом в повести «Яр» Афонине перекрёстке, о реке Алатырь, встречающейся всего один раз в «Пугачёве», и тому подобных. Статьи помогут читателю ориентироваться в художественном пространстве, изображённом в том или ином произведении Есенина. Примерами могут служить Амстердам, Белебей, Калифорния, Константинополь, Ляоян, Монголия, Нерчинск и другие. Топонимы «Восток» и «Азия» раскроют свою связь с конкретными городами и произведениями, с богатым литературным и историческим контекстом.

Соподчинённость географических образов и системы отсылок, принятые в энциклопедических статьях, отразят индивидуальный географический ландшафт Есенина. Особое место в нем занимают библейские топонимы, раскрывающие сложные и глубокие религиозно-философские искания поэта: Голгофа, Новый Назарет, Иордан и прочие. К статьям Есенинской энциклопедии приложен список имеющейся литературы и редкие иллюстрации. Этот труд станет необходимым этапом на пути создания большой «Есенинской энциклопедии».

Анна Грибоедова: Среди самых интересных текстологических загадок Есенина долгое время считалась 10-я строка поэмы «Чёрный человек». Вы готовили соответствующий том из нового Полного собрания сочинений. Как вам удалось её решить?

Наталья Шубникова-Гусева: Действительно, на протяжении многих лет учёные разгадывают загадочные есенинские образы, строки и даже отдельные слова и буквы. Особое внимание привлекает одна буква в 10-й строке поэмы «Чёрный человек»: «ноги» или «ночи» всё же имел в виду поэт? Дело в том, что Есенин буквы «г» и «ч» писал довольно неразборчиво. И эта буква ещё при жизни поэта прочитывалась двояко. В первых публикациях поэмы в январе 1926 года возникли разночтения: «на шее ноги» в журнале «Новый мир» (1926, № 1) и «на шее ночи» — в газете «Бакинский рабочий» (1926, 29 января). Вышедший в свет третий том Собрания стихотворений Есенина в 1926 году закрепил написание, ставшее традиционным для всех последующих изданий. В течение 70 лет печаталось: «на шее ноги». Но споры продолжались. Сколько различных толкований дано этой самой «тёмной» строке!

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.

Одни исследователи связывали «невообразимую „шею ноги”» с образом человека-дерева; другие — с головой птицы и шеей, её ногой; третьи — с иносказанием, заключённым в загадке: «На белом колу сидит черная сорока» (отгадка: человек и его голова); и даже с ногами черта, «черной жутью», оседлавшей героя поэмы. При этом решающими для большинства были требования смысла и интерпретации образа, а не факты текстологии.

Анна Грибоедова: Удалось ли окончательно решить этот затянувшийся спор?

Наталья Шубникова-Гусева: Всестороннее текстологическое изучение этой проблемы было проведено при подготовке Полного собрания сочинений в ИМЛИ. Были тщательно изучены все рукописные источники текста поэмы «Чёрный человек»: 6 списков, выполненных женой поэта Софьей Андреевной Толстой-Есениной, беловой автограф поэта и гранки журнала «Новый мир», которые мне удалось обнаружить в РГАЛИ в фонде журналиста, знакомого Есенина, С.Б. Борисова-Шерна, где «г» было исправлено на «ч», а также воспоминания современников. В результате был сделан вывод о том, что в окончательном тексте Есенин написал «на шее ноги».

Анна Грибоедова: И что же хотел сказать Есенин этими словами?

Наталья Шубникова-Гусева: Здесь можно усмотреть полемику с Владимиром Маяковским, которая пронизывает всю поэму «Чёрный человек». Сравните, к примеру, слово Маяковского «мирик» или свойственную ему форму прилагательного «служба водолазова». И подобных примеров можно привести множество. В поэме Маяковского «Пятый Интернационал» читаем:

Я знаю точно — что такое поэзия <…>

В н и м а н и е !
Н а ч и н а ю.

А к с и о м а:
Все люди имеют шею

З а д а ч а:
Как поэту пользоваться ею?

Р е ш е н и е:
Сущность поэзии в том,
Чтобы шею сильнее завинтить винтом.

Образ Людогуся у Маяковского навеян популярной в 1920-е годы книгой Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», где героиня превращается в существо с головой и необыкновенно длинной шеей. В противоположность Маяковскому Есенин строит метафору в соответствии с народными представлениями о душах как существах летающих, крылатых.

Анна Грибоедова: Встречались ли ещё подобные сложные текстологические вопросы?

Наталья Шубникова-Гусева: Вопросов и уточнений авторского текста было немало. Назову ещё хотя бы три самых значимых, касающихся драматической поэмы «Страна Негодяев». Первое уточнение сделано в заглавии поэмы. Слово «Негодяев» в соответствии с авторскими автографами пишется с большой буквы. Заглавие явно указывает на условность созданной поэтом мифологической Страны Негодяев. Ещё одно уточнение — в строках «Чтоб чище синел простор // Коммунистическим взглядам» (слова коммуниста Рассветова) по двум автографам Есенина вместо «Чтоб чище синел простор // Коммунистическим взглядом», как печаталось почти 70 лет. Слова о просторе с «коммунистическим взглядом» цитировал каждый советский исследователь, считая, что в них заключён вывод, к которому пришёл сам Есенин. Но оказалось, что в «Стране Негодяев» не простор наделён коммунистическим взглядом, а он, по мнению одного из персонажей поэмы, будет чище синеть взглядам коммунистов, если они уничтожат хотя бы сто бандитов, таких как Номах. Наконец, третье, самое значительное, — введение в научный оборот единственного в творческом наследии Есенина автографа, выполненного в форме рукописной книги с титульным листом и выходными данными: «Москва. 1924». Этот уникальный автограф в фирменной тетради малахитового цвета с золотым обрезом принадлежал Наталье Васильевне Есениной, племяннице поэта (ныне находится в частном архиве).

Анна Грибоедова: Расскажите, как вы работали с этим раритетом?

Наталья Шубникова-Гусева: Наталья Васильевна разрешила работать с рукописной книгой Есенина для подготовки вариантов и изучения истории поэмы только мне, как составителю тома поэм, и только в своей квартире, куда я регулярно приходила в середине 1990-х годов. Этот автограф окончательно подтвердил одно из важных научных открытий: Есенин считал драматическую поэму «Страна Негодяев» законченным произведением. А примечание о том, что поэт её не закончил, было сделано Александром Воронским, чтобы обойти цензуру и опубликовать произведение в Собрании стихотворений, как того хотел автор.

Анна Грибоедова: Сочинениям Есенина посвящено огромное количество исследований и статей, однако и по сей день продолжают появляться удивительные открытия. Расскажите о самой сенсационной находке?

Светлана Серегина: Сенсацией последних лет стало обнаружение белового автографа поэмы «Пугачёв» в Лондонской библиотеке.

Анна Грибоедова: Существуют ли другие беловые автографы «Пугачёва»?

Наталья Шубникова-Гусева: Есть лишь несколько рукописных отрывков, в том числе под названием «Орнамент» в альбоме Александра Ширяевца, а также авторизованная машинопись и неполная вёрстка несостоявшегося издания «Эпоха Есенина и Мариенгофа» (1922) и, конечно, прижизненные публикации поэмы и черновой автограф, хранящийся в РГАЛИ. До сих пор не обнаружен автограф 6-й главы «Лунный парус над Саратовской крепостной стеной», не вошедшей в окончательный текст. Этот автограф, скорее всего, находится у наследников Корнелия Зелинского. 70 строк из этой главы неизвестны. Нас ждёт ещё немало открытий, но, безусловно, обнаружение белового автографа поэмы «Пугачёв» — это исключительное событие.

Анна Грибоедова: Расскажите об обстоятельствах, при которых лондонский «Пугачёв» был найден.

Светлана Серёгина: В конце 2013 года сотрудница частной Лондонской библиотеки Клаудия Риччи обратилась к сотруднику нашей группы Сергею Субботину с просьбой подтвердить подлинность автографа поэмы «Пугачёв», хранящегося в Русской коллекции библиотеки. Риччи отправила Субботину фотографии фрагментов этой рукописи, на основании которых текстолог сделал вывод о том, что она действительно выполнена рукой Есенина. Автограф состоит из рукописной части и авторизованной машинописи.

Анна Грибоедова: Почему в России не знали об этой рукописи?

Светлана Серёгина: Дело в том, что Лондонская библиотека — это закрытая частная организация с платным членством, которая долгое время была недоступна широкой аудитории и не афишировала состав своих фондов. Конечно, особое значение имело то, что Клаудия Риччи, в отличие от своих предшественников, владеет русским языком, и она смогла оценить и содержание находки, и её значение. Но вывод о том, что беловой автограф поэмы «Пугачёв» должен существовать, пусть о нем ничего неизвестно, был сделан Натальей Шубниковой-Гусевой после изучения всех источников текста и обоснован в её книге «Поэмы Есенина», опубликованной ещё в 2001 году. Хотя представить, что он обнаружится в Лондоне, было невозможно.

Анна Грибоедова: А каким образом он оказался в Лондоне?

Светлана Серёгина: Это стало понятно не сразу и прояснилось позже тоже благодаря Клаудии. Было очевидно, что рукопись — это либо дар кого-то из пользователей библиотеки, либо приобретение директора. Клаудия изучила ежегодные отчёты Лондонской библиотеки 1930-х годов и в одном из них обнаружила благодарность Карлу Бехгоферу-Робертсу, английскому журналисту и писателю, за преподнесённый в дар библиотеке автограф «Пугачёва». Просмотр работ Бехгофера привёл Риччи ещё к одному открытию: она обнаружила, что в книге 1921 года «По голодающей России» журналист рассказывает, что получил от Есенина «манускрипт новой поэмы „Пугачёв”, в которой речь идёт о приключениях известного казака-бандита по имени Пугачёв». Изучив текст книги «По голодающей России» и предисловие к ней, а также публикации отрывков из книги в газете The Times осенью 1921 года я смогла сузить временные рамки встречи Есенина и Бехгофера: с большой степенью вероятности она состоялась 5 сентября 1921 года. В итоге наша группа приняла решение о необходимости ехать в Лондон для текстологического изучения поэмы. Тем более что мы хотели очно убедиться в том, что рукопись выполнена рукою Есенина.

Анна Грибоедова: Как хранится лондонский «Пугачёв»? Я имею в виду, понимает ли руководство библиотеки статус автографа?

Светлана Серёгина: Да, конечно, понимает. Автограф хранится в специальном сейфе. Он состоит из двух частей: рукописи и машинописи. Обе части объединены под одной красной твёрдой обложкой с логотипами Лондонской библиотеки. Рукопись содержит главы с первой по пятую, а машинопись, соответственно, с шестой по восьмую. Как рукопись, так и машинопись имеют печати библиотеки с датой, по которой устанавливается время их поступления — 22 августа 1934 года. Тот факт, что к каждой из этих частей печать была приложена по отдельности, означает, что они поступили в библиотеку как самостоятельные единицы и уже затем были объединены под одной обложкой.

Анна Грибоедова: И как проходила ваша работа с неизвестным автографом?

Светлана Серёгина: В партизанских условиях (смеётся). Руководство библиотеки исключило любую возможность копирования и фотографирования автографа, поэтому я работала не в обычном читальном зале, а в кабинете, окружённая сотрудниками библиотеки, занимавшимися своими делами, но в то же время следившими за моей работой — сверкой рукописной и машинописной частей лондонского автографа с известными нам источниками. Я привезла с собой даже портативный микроскоп!

Анна Грибоедова: Он пригодился?

Светлана Серёгина: Да, он, в том числе, помог мне прочитать несколько слоёв есенинской правки заголовков и ремарок в лондонской рукописи.

Анна Грибоедова: Почему беловой автограф содержал правку?

Наталья Шубникова-Гусева: Есенин имел привычку править написанные тексты даже перед их публикацией.

Светлана Серёгина: Я предполагаю, что события развивались следующим образом. Есенин, познакомившись с Бехгофером, быстро принял решение о том, чтобы передать текст «Пугачёва» для перевода на английский язык и публикации этого перевода поэмы за границей. Очевидно, он подготовил рукопись или в день знакомства с Бехгофером, или буквально в ближайшие дни: Бехгофер пишет в книге о том, что, возвращаясь из своей поездки по России в Лондон, он остановился в Москве на несколько дней. Послойное прочтение подзаголовка поэмы позволило установить, что сначала Есенин написал «трагедия», а затем — «драматическая поэма».

Анна Грибоедова: А при подготовке поэмы «Пугачёв» к публикации в Полном собрании сочинений удалось обнаружить в черновом автографе аналогичную правку?

Наталья Шубникова-Гусева: Черновой автограф «Пугачёва» — самый большой в творческом наследии Есенина. Его объем в четыре раза превышает основной текст, многие строки имеют около 30 слоёв правки. О нем можно написать целую книгу. Черновик также позволяет говорить о том, что Есенин колебался в обозначении жанра своего нового произведения. Сначала он написал слово «Драматическая», но потом зачеркнул его и определил жанр «Пугачёва» иначе — «Трагедия».

Анна Грибоедова: С чем были связаны эти колебания?

Светлана Серёгина: Есенин искал новые формы для воплощения своего творческого замысла. Если 1917–1919 годы — это время лирического эпоса, так называемых библейских поэм («Пришествие», «Преображение», «Пантократор», «Инония» и другие), то в 1920-е Есенин расширяет палитру художественных средств, ищет новые пути к широкой аудитории. Ещё одним доказательством тяготения Есенина к драматургии является развёрнутая ремарка, открывающая первую главу в лондонском «Пугачёве», — значительно более пространная по сравнению с той, которая присутствует в черновике. Конечно, Есенин хотел видеть «Пугачёва» поставленным на сцене, но и отказаться от жанра поэмы, в котором уже достиг высокого мастерства, не мог. С этим, очевидно, и связан тот факт, что, даже передавая рукопись Бехгоферу для перевода и печати, Есенин колебался в определении жанра.

Анна Грибоедова: Какие перспективы открывает находка лондонского автографа?

Светлана Серёгина: Главное — это, конечно, возможность опубликовать лондонскую рукопись факсимиле и издать «Пугачёва» в серии «Литературные памятники», так как эта поэма занимает особое место не только в творчестве Есенина, но и в целом в русской литературе ХХ века. Однако перспективы публикации пока туманны: Лондонская библиотека рассматривает рукопись «Пугачёва» как ценный раритет и не торопится, несмотря на наши просьбы, сделать его общедоступным.

Анна Грибоедова: Вы упомянули об особом месте «Пугачёва» в русской литературе XX века. Как его можно описать?

Наталья Шубникова-Гусева: Есенинские поэмы заметно выделялись на многоликом фоне эпической поэзии первой половины 1920-х годов не только новизной и актуальностью своих тем, широким охватом исторической действительности и вниманием к этической проблематике, но и художественным решением. Первой поэмой, построенной на синтезе разноплановых фольклорных и литературных жанров, стал «Пугачёв», которого Есенин готовил к юбилейной дате, 150-летию со дня начала Пугачёвщины. Густая и яркая метафоричность речи героев, шекспировская мощь страстей и декламативно-ораторская интонация роднит «Пугачёва» с эпосом и притчей. Сюжет этой поэмы, как и других поэм 1920-х годов, отличается многослойностью: за историческим внешним сюжетом искусно и тонко спрятан внутренний библейский сюжет о предательстве Христа и даже третий — о революции и крестьянском восстании под руководством Антонова. Это поэма не только о великом походе Пугачёва и о предательстве вождя его сподвижниками, но и о неоправданных надеждах на революцию, и о вечных вопросах человеческого бытия — смысле жизни, долге и товариществе, святой мести и предательстве. Не случайно именно «Пугачёв» при жизни Есенина был переведён на французский и польский языки и принёс Есенину известность во многих странах.

Анна Грибоедова: Любопытно, что Лондонская библиотека с таким трепетом относится к есенинской рукописи. А насколько вообще творчество Есенина в настоящий момент известно за рубежом?

Наталья Шубникова-Гусева: Лишь недавно в процессе работы над Летописью жизни и творчества Есенина было установлено, что при жизни поэта его произведения переведены на 17 языков. Среди переводчиков были такие известные поэты, как Франц Элленс, Владислав Броневский, Казимеж Анджей Яворский, Бруно Ясенский, Леонард Подгорский-Околув, Йозеф Гора, Богумил Матезиус, Франтишек Кубка, Мария Марчанова, Надежда Мельникова-Папоушкова, Вальдемар Гартман, Иван Гопль, Савелий Тартаковер, Йозеф Кальмер и другие. Сейчас творчество Есенина известно за рубежом во многих странах. Его произведения по данным ЮНЕСКО переведены на 150 языков.

Анна Грибоедова: Есенина называют мастером подтекста и иносказания: каждое его произведение напоминает айсберг, часть которого доступна и понятна каждому читателю, а другая — остаётся тайной и невысказанной. Можно ли сказать, что многозначный подтекст лёг в основу индивидуального поэтического мифа?

Светлана Серёгина: Я бы сказала, что авторский миф определяет у Есенина многозначность контекста, но, конечно, его не исчерпывает. Перечитайте известное всем со школы стихотворение «Не бродить, не мять в кустах багряных...». Вроде бы простой текст с понятным, знакомым сюжетом: романтические встречи влюблённых заканчиваются расставанием. Но если мы вдумаемся и вчитаемся в этот текст, то увидим и более сложные смыслы: лирическая героиня становится у Есенина живым символом и идеальным прообразом мира в его всеединстве, том всеединстве, о котором писали философы Серебряного века. Её тайна — не просто любовная тайна, это та загадка красоты и гармонии, к постижению которой мы приближаемся всю жизнь, но до конца не можем разгадать. Однако само это бесконечное приближение дарит нам то ощущение причастности к прекрасной тайне, о котором и написано стихотворение.

Анна Грибоедова: Однажды Есенин сказал своему отцу: «меня поймут только через сто лет». Мы как раз приблизились к этому времени — так прав был поэт или ошибался?

Наталья Шубникова-Гусева: Постижение творчества такого поэта, как Есенин, с его органичной образностью, внешней простотой и сложным философским подтекстом, бесконечно. Идеи универсальности поэзии Есенина, её близости к иконописи, многозначности и полифонизма его философской мысли становятся в наши дни предметом научных исследований. Нас ждёт ещё немало ярких открытий, ведь автографы и другие раритеты поэта продаются на мировых аукционах по самым высоким ставкам. Их владельцы не хотят с ними расставаться. Но и сегодня ни один другой поэт ХХ века не имеет завершённого Полного собрания сочинений и многотомной Летописи жизни и творчества, какие подготовлены по научной программе «Есенин академический» в ИМЛИ РАН. Готовится большая «Есенинская энциклопедия». Значит, Есенин был прав.

Горький Медиа 5 октября 2020

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика